Как вы думаете, может ли быть что-то общее между модой и тюрьмами? Оказывается может, и многое. Так в Миланской женской тюрьме Сан-Витторе, более известной по названию «Адская конура», недавно прошел показ коллекции женской одежды, созданный силами местных заключенных. В этой же тюрьме заключенные занимаются сборкой новой коллекции кожаных сумок от известного бренда Giorgio Armani. И так по всему миру появился повод полонизировать над  Armani, что он стал самым богатым дизайнером года, благодаря использованию дешевого труда заключенных. Показательно, что в этой же тюрьме отбивает наказание Патриция Мартинелли, признанная виновной в убийстве своего мужа, внука основателя дома Gucci Маурицио Гуччи. Интересно, она тоже участвует в дизайне коллекции или нет, ведь времени у нее там много!

Одновременно в самой большой тюрьме города Рима прошел показ моды, организованный агентством высокой моды Италии «Альта мода». Стилисты, а также историки моды намерены начитывать женщинам заключенным курс лекций, а после чего на специальном показе студенты представят свои уникальные изделия.

И на конец, в Германии недавно самым модным брендом был признан «MADE IN РRISON» основанный Ингой Мейстер. Под маркой «MADE IN РRISON» выпускается одежда и сумки, которые продаются в 30-ти магазинах Германии. Ежегодный оборот компании уже составляет 1000000 фунтов. Сегодня Инга ведет переговоры со шведской сетью универмагов о продвижении своей марки на територии всей Европы.

Паралельно бразильские заключенные тоже представили свою линейку одежды. Название последних коллекций весьма символичны «Решетки и заключенные». Как вияснилось позже, их авторами стали два гражданина Бразилии, кстати один из которых был осужден за фальсификацию, а другой за вооруженное ограбление. При помощи сокамерников ни выпускают в месяц до 10000 тысяч единиц одежды, от нижнего белья до рубашек и женских платьев. Причем швейно-трудовой порыв настолько увлек заключенных, что за последние годы из этой тюрьмы никто не збегал. И тут появляется классический вопрос: а чем мы хуже? И почему бы администрации наших тюрем не сделать контракт с украинскими дизайнерами.